FacebookTwitterVKTelegram

Социальная ответственность и бунт машин

Несколько лет назад автоматизация воспринималась как абсолютное благо. Как способ повысить эффективность бизнеса, освободить человека от тяжёлой и монотонной работы. Но по мере развития технологий на смену энтузиазму нередко приходит страх и желание отстоять место человека в мире машин.

Салон автомобиля с навигатором

В конце XVII начале XIX веков, во время промышленной революции, подобный страх спровоцировал восстание луддитов. В 1811 году ремесленники, оставшиеся без работы, разрушали шерстяные и хлопкообрабатывающие фабрики. В конце XX века этот же страх породил сценарии для «Бегущего по лезвию», и «Терминатора», и «Матрицы». Бунт машин и взявший всё под свой контроль искусственный интеллект — высшая и последняя стадия этого страха. И, судя по кассовым сборам, тема была (да и остается) актуальной.

Страх двухсотлетней давности — страх остаться без работы — отчасти компенсировался возможностями выбора другой профессии. Взамен отмирающих профессий появляются новые, которые до наступления компьютерной эры и вообразить было невозможно. Например, программисты, UX дизайнеры, или архитекторы сайтов. Информационные технологии перекроили и расширили сферу услуг, дав возможность зарабатывать огромному количеству людей. Миллионы сегодняшних водителей Uber ещё несколько лет назад не знали, что захотят возить пассажиров за деньги. В результате автоматизации происходит не вытеснение человека из рабочего процесса, а естественный процесс замены одних областей деятельности на другие.

Человек предполагает…

Футурологи часто преувеличивают скорость развития технологий, да и предсказанный вектор зачастую меняется.

Когда появился твиттер, кто-то метко заметил: «Десять лет назад мы думали, что в будущем у нас будут летающие машины, а вместо этого получили 140 знаков в телефоне».

В 1990-е, когда происходил массовый переход от текстового пользовательского интерфейса компьютеров к графическому, были большие надежды на технологии автоматического тестирования интерфейса. Человек запускает программу, она полностью запоминает последовательность его действий, и затем её можно проиграть заново. Такая технология очень удобна программистам, чтобы автоматически отслеживать появление ошибок — когда при очередном проигрывании программа ведет себя по-другому. В реальности автоматическое тестирование развилось только позже, в 2000-е, когда широкое распространение получили Web-приложения.

Сейчас мы наблюдаем новое пришествие идеи запоминания действий пользователя в интерфейсе — Robotic Process Automation. По сути, вместо построения сложных прямых интеграций между двумя программами, мы запоминаем куда кликает человек и заменяем его роботом. Изначально эта идея была реализована еще в 1987 году в продукте Visual Basic, знакомому сегодня опытным пользователям офисных продуктов Microsoft. Сегодня оказалось, что связки между корпоративными системами так делать дешевле и проще, чем нанимать программистов для связывания их программным кодом.

В конце 2000-х были очень популярны геолокационные сервисы, подобные Foursquare. Возможность вычислить твои координаты в мобильном устройстве несколькими способами (GPS, триангуляция сотовых вышек, IP-адрес WiFi, и т.д.) породила огромную волну ожиданий. Возник хайп. Можно было стать «мэром» какого-то кафе. Думали, что это будет какая-то новая великая социальная сеть, которая затмит все предыдущие. А сейчас этими сервисами практически никто не пользуется, они превратились в хорошую базу данных локаций, собранную методом краудсорсинга.

Зона ответственности

Последнее время звучит много разнообразных пророчеств относительно беспилотных автомобилей, которые якобы скоро оставят без работы и таксистов, и дальнобойщиков, и водителей Uber. Но «скоро» всё не наступает, хотя над этим работают все ведущие мировые автоконцерны и многие IT-компании.

Если на железных дорогах и в авиаиндустрии задача автономного управления транспортным средством отчасти решена, то для автомобилей это сделать сложнее. Одно дело программировать автопилот, который будет вести автомобиль днем по солнечной трассе, другое — ночью по заснеженной горной дороге. Да и на шоссе всё не так радужно: скорости выше и аварии со смертельным исходом более вероятны. Один такой случай произошел с автомобилем Tesla всего в 10 километрах от головного офиса компании-производителя в Силиконовой Долине.

И тут возникает главный вопрос: кто несёт ответственность за вред, причиненный программой или роботом. Производитель? Владелец? Разработчик программного обеспечения?

Например, есть огромный пласт бухгалтерских и финансовых программ. Они развиваются, изменяются, совершенствуются, становятся умными, облачными. Умерла ли профессия бухгалтера? Нет, хотя лет двадцать назад казалось, что это может произойти. Бухгалтер по-прежнему несёт ответственность за цифры.

Вопрос ответственности есть и будет главным сдерживающим фактором развития технологий. Парадокс в том, что хотя компьютер во многих задачах ошибается значительно реже нас, у него нет ни свободы, ни имущества, ни карьеры, в отличие от человека, использующего его как инструмент. Автопилот уже давно может посадить самолет без единого нажатия кнопки, но в сложной ситуации — и в воздухе, и в бизнесе — решения принимает человек. И, к примеру, никакая программа не выведет бизнес из кризиса. Все профессии, которые подразумевают серьезную зону ответственности, останутся. А софт будет облегчать работу и помогать людям принимать решения.

FacebookTwitterVKTelegram